Дмитрий Завалишин. В начале был «Гуру»

Дмитрий Завалишин. В начале был «Гуру»

- Запуск «Яндекса» по нынешнему времени выглядит событием чуть ли не доисторическим. 1997-й год, не так ли?

- Да, это конец 1990-х. «Яндекс» тогда был одним из проектов компании CompTek, принадлежавшей Аркадию Воложу. В ее составе был отдел, где сидели Лена Колмановская, Илья Сегалович, еще несколько человек, которые были такими родителями «Яндекса». Это был российский проект поисковой системы, которая “понимала” морфологию русского языка - никто в мире тогда этого не умел. На ту пору проект еще очень небольшой, потому что это был конец 90-х, в стране не было денег, люди жили-то, в общем, впроголодь, скажем так, какое уж там программирование, все занимались тем, за что худо-бедно деньги платили. И тут такое явление!

- Как в этой команде оказались вы?

- Мы в это время с Ильей Положинцевым занимались совершенно неожиданно пришедшим к нам проектом в области e-commerce. Под него были обещаны инвестиции определенные, а задача была действительно интересной, - экспертная система, которая могла бы помочь покупателю сориентироваться в ассортименте предлагаемой продукции. Фигурально выражаясь, электронный продавец-консультант для интернет-магазина. Но потом оказалось, что инвестиций не будет, а нам с Ильей уже было не остановиться, - проект получался очень интересный.

Честно сказать, следующую фазу я не очень помню, потому что с Воложем мы тогда общались постоянно, - я издавал DZ Online, а его компания CompTek помогала нам деньгами в этот момент, спонсором была фактически. Я ему рассказывал про идею экспертной системы для е-коммерса, и о в какой-то момент он сказал: «Мы решили, что «Яндекс» будет отдельной компанией, и нам там нужны проекты. Задача по e-commerce там тоже есть. Хочешь доработать свой проект там?» В этот момент я осознал, что мы, в общем, правда придумали хорошую идею, и это, кажется, тот момент, когда надо все бросить, и этим заниматься.

- И вы действительно все бросили?

- Да. В эту новую компанию вошли и я, и Положинцев. Первую версию сервиса мы написали сами. Илья писал бэкофисную часть, я - фронтофисную. Писали мы так, как умеем, на С. В то время не было принято на С писать веб-сервисы, но мы понимали, что это реально вычислительная задача, она требовала очень высокой вычислительной мощности, а машины были очень слабенькие. Пришли в «Яндекс» мы весной, а уже в сентябре запустились – с первыми тремя категориями товаров. Это был, конечно, еще не «Маркет», а «Яндекс.Гуру», и параллельно с ней существовали «Яндекс.Товары». «Маркет» вырос из этих двух сервисов.

А дальше пошла доводка продукта и его шлифовка… Это, конечно, было прекрасное время и великий кайф, потому что мы делали вещи, которые просто никто до нас не делал. Когда мы кому-нибудь рассказывали, как устроены мозги «Гуру» изнутри, - это был взрыв мозга, потому что никто не мыслил такими категориями. То, что мы делали, где-то похоже на функциональное программирование, но, по сути, это была нейронная сеть, которую мы собирали руками. И так и рассказывали: «Этот нейрончик у нас за это отвечает, у него примерно такой функциональный смысл, он так-то провязан с такими-то источниками, так-то триггерится, так-то влияет». Потом все это разрисовывалось и загонялось в систему. У нас были методики тестирования, которые позволяли тестировать систему понейронно. И мы тестировали каждый нейрон отдельно, а потом запускали систему полностью. Как правило, в силу того, что базовая математика была правильно спроектирована, она сразу начинала правильно работать уже на совокупности.

- Классное ощущение, когда ты первый?

- Еще бы! Были случаи, когда, например, я с работы возвращался в пять утра, потому что, вернувшись домой, понимал: «А, вот так надо было сделать». Я бросал спать, прыгал в машину, ночью ехал, возвращался на работу, чинил это дело. Мы горели, конечно. Мы настолько жили на работе, что мы на дачу ехали прямо с работы. Мы приезжали на дачу, жарили там шашлыки, отдыхали немножко, прыгали в машину, и неслись обратно на работу. Вообще ничего больше не существовало.

- А после запуска?

- После запуска у меня появилось немного времени на то, чтобы оглядеться вокруг. Тогда я пришел к Воложу и сказал: «Слушай, мне кажется, что я должен управлять не этим проектом, а всей портальной разработкой, потому что этими вещами нужно заниматься, и кто-то за это должен отвечать, за то, чтобы это был не набор отдельных каких-то инструментов, а чтобы это было то, что мы потом назвали порталом». Причем уже были зарегистрированы разные люди на разных сервисах, были уже идентичные логины в разных сервисах, которые разным людям принадлежали, и уже было понятно, что это склеивать трудно. Я настоял, говорю: «Надо бегом этим заниматься, пока еще это не катастрофа». В общем, где-то в течение года, а то и больше, я занимался исключительно склеиванием всех этих компонентов в единую систему.

- Организационно?

- Не только. Мы строили модель взаимодействия компонентов, с которой можно было как из конструктора собирать сервисы, через которую компоненты взаимодействовали. Это было очень круто, потому что я потом уже, читая, как это происходило у других, понял, что очень много компаний пытались это сделать, но не смогли, по крайней мере, в тот момент, это осилить. В общем, это была проектная платформа, общая компонентная шина, на которой делались яндексовские проекты. Она включала в себя, собственно, шину, она включала в себя самостоятельно сделанный нами веб-сервер, который умел с этой шиной правильно работать, технологию XSLT-верстки, которую мы тоже, по-моему, первые в стране запустили. Причем, мы ее запустили не потому, что нам очень хотелось в эту технологию поиграть, а потому, что мы решали рабочую проблему. Если ты, например, делаешь классическую верстку, как это делалось в РНР в то время, то ты должен сначала сделать какую-то программную реализацию, которая тебе дает скелет, потом отдать ее верстальщикам, которые на скелет будут натягивать дизайн. По циклу разработки ты всегда находишься в фазе «хотя бы что-то разработать, и только потом делать дизайн». А в XSLT мы видели шанс начать в параллель эти вещи, потому что мы могли сделать базовую XSLT-схему, согласовать ее с разработчиками и отдать ее верстальщикам, и параллельно двигаться по разработке. Это почти вдвое ускорило процесс.

- «Яндекс.Маркет» тоже делался на этой платформе?

-Да. Гуру и Товары были сделаны ещё по старинке, а Маркет был, в том числе, проектом по переносу их на новую платформу и интеграции. Кстати, когда мы проектировали «Маркет», тот самый XML, с помощью которого мы взаимодействовали с магазинами, как раз был одной из вещей, которые к тому времени нужно было допроектировать. Но в итоге у нас сильно увеличилась функциональность, и Маркет требовал большего от интеграции с магазинами. Я помню, как на два дня бросил работу, потому что в офисе было очень трудно: тебя постоянно дергают какими-то делами, и я писал в кафе, просто два дня сидел в Митино в кафе рядом с домом, и проектировал этот самый XML и еще какие-то куски системы, которые мне были для нее нужны. У меня не было ноутбука тогда, и я это все на бумажке просто писал. Потом приехал на работу, сделал из этого документ, напечатал его, еще раз уехал в кафе, и уже сидел с документом, черкал его, уточнял. Вот такая была технология проектирования. Самое главное было смыться из офиса, потому что нужно было погрузить в голову реально большой кусок, совершенно невозможно отвлекаться. Да и сейчас, когда я что-то серьезное делаю, прячусь полностью. Как-то так мы жили.

- Но в какой момент «Яндекс.Гуру» превратился в «Яндекс.Маркет»?

- Это произошло, когда Аркадий Волож принял решение укрупнить сервисы. Я помню день, когда он пришел и сказал: «Так, «Товары» и «Гуру» – это хорошо, но я хочу интегральный сервис, охватывающий e-commerce целиком, сделайте мне его, пожалуйста». Он, как бизнесмен, понимал, что если в портфеле «Яндекса» есть единый сервис с большим объемом трафика, то это очень ценно и как рекламная площадка и как репутационный момент для компании в целом. Но я тогда все-таки был больше программистом, чем бизнесменом, и не вполне понимал все это. Мне казалось, что «Гуру» - законченный проект, и не нужно ничего переделывать.

Это был огромнейший проект, мы пытались сразу очень много всего переделать, переписать заново. Сейчас, если бы я был подрядчиком в таком проекте, я бы сразу предложил более плавную схему трансформации технологии но тогда мы просто недооценивали масштабов бедствия, и сделали это одним рывком. Грубо говоря, «Маркет» – это почти полностью переписанный весь код всей системы, там очень мало что приехало из старого кода. Тем не менее, хотя этот проект был очень тяжелым для меня, «Яндекс.Маркет» запустился и оказался успешным.

- А почему вы с «Яндексом» в итоге расстались?

- Тут два момента сошлось. Во-первых, конечно, очень сильно повлияло то, насколько мы жили и горели «Яндексом». И в итоге перегорели очень сильно. Просто устали. Выложились настолько, что это накопившееся напряжение стало влиять на внутренние взаимоотношения в коллективе и даже в семье. Нужно было взять определенную паузу. А во-вторых сыграло роль то, что я осознал необходимость научиться ведению проектов. То, как мы сделали «Маркет» - рывком, героическими усилиями, - это было, конечно, прекрасно. Но мне в итоге стало ясно, что так работать нельзя. И я ушел учиться проект-менеджменту, смотреть, как он реализован в разных компаниях, - российских и зарубежных. Это было просто необходимо. В результате, когда я организовал собственную компанию, это направление я учел особо. Сегодня в DZ Systems все составляющие холдинга объединены единым проектным офисом, позволяющим четко планировать проекты, выдерживать сроки и стандарты качества и, что приятно, делать это без героических усилий и напряжения всех сил, в нормальном рабочем порядке.

- Но сотрудничество с «Яндексом» с вашим уходом из компании не закончилось?

- Нет, разумеется. Мало того, работа DZ Systems началась, собственно, с выполнения небольшого проекта для «Яндекса», - мы участвовали в тестировании очередного запускающегося сервиса. Да и в целом нас связывют общие работы, общие переживания Есть вещи, которые не повторить в этой жизни. Я могу написать второй, третий, десятый «Маркет», но участвовать в рождении второго Яндекса я никогда уже не буду. Даже если вдруг что-то повторится, это будет совсем другая картина и совсем другая жизнь, и я уже другой, и мир другой. Поэтому такие вещи, конечно, всегда запоминаются. Это любовь всей жизни.

Понравился материал? Поделись с друзьями!

Автор

0 комментариев

Корпоративный блог

Хотите создать блог компании, но не знаете о чем писать или нет времени? Получите готовое решение!

Подробней